Байырку

Байырку (англ. Bayegu, Bayirqu, китайских летописях кит. 拔也古 (ба-е-гу или ба-йе-гу), рунических текстах bajarqu(байирку или байырку), сборнике летописей Рашид-ад-дина barqut (баргут))[6] — историческое название этнической общности неоднократно упоминаемой в различных средневековых источниках.

Байырку
Всего: от 60 тыс. до 300 тыс. чел.[1]
Археологическая культура дарасунская(Ковычев 1984, 1989),[2] хойцегорская и саянтуйская(Коновалов 1989)[3]
Язык древнетюркский или раннемонгольский
Религия шаманизм, культ предков
Входит в Теле[4] ,Уйгурский каганат[5]
Родственные народы монголоидная раса
Происхождение хунну[4]

Занимали территорию примерно по северу Монголии и югу Забайкалья, от р. Тола и низовья Селенги до Далай-нура и Аргуни. Но позднее, в связи с «киданьским натиском» их ареал, был стеснён и сдвинут, а в дальнейшем расширен с переходом на западную сторону Байкала, и его местоположение стало осмысливаться по обе стороны Байкала, позднее даже преимущественно как Предбайкалье.[7]

Под этим названием упоминается в китайских и арабских источниках начиная с V века. Возможно, в VII—VIII веках под байырку недолгое время понималось не только племя, но и определённая область, подчинённый им «край» в верховьях Ангары.[8]

Язык и культура байырку, их происхождение и роль в дальнейшей истории кочевых и полуосёдлых народов в Центральной Азии остаются предметом научных дискуссий и противоречивых гипотез. По одной из них от этнонима происходит название оз. Байкал, а от самого народа большая часть бурят.[9][10]

Содержание

Этноним

Мнения учёных о значении и происхождении этнонима «байырку» расходятся. Согласно тюркской этимологии наиболее обобщающим можно назвать перевод «истинно богатые»; сторонники «тюрко-монгольской» этимологии переводят: «грубые», «примитивные»[9], — хотя по этой же этимологии можно перевести и как «коренные», «исконные».

Расселение, численность, образ жизни

К V-му веку «их земли были обширны и простирались от Хэнтэя на восток до кочевий мохэ, то есть до бассейна реки Сунгари, не переходя на юге за реку Керулюн; что касается их северной границы, то она, по-видимому, достигала горной тайги»[11]. «Племя байегу рассеянно кочевало по северную сторону Великой песчаной степи»[4]. «Страна их богата травами, производит хороших лошадей, превосходное железо [… байегу] Страстно любили звериную ловлю; землепашеством мало занимались. Гонялись по льду на лыжах за оленями. Обычаи по большой части сходствовали с тйелэскими; в разговоре их с ними была небольшая разница»[4]. «Согласно китайским источникам, жили вблизи реки Канганьхэ (вероятно, верхний приток Селенги). Были все безбедны. 60 тысяч кибиток[12]. Могли выставить 10 000 воинов[13]. Занимались скотоводством (в основном выращивали лошадей) и охотой. Мастерили из железа оружие, сбрую и орудия труда, имели развитое прикладное искусство»[14].

Управлялись правителями (Великими Иркинами) и старшинами (эльтеберами)"[15]. Держались как-то особняком, китайские хронисты часто отделяли их от общей массы кочевых союзников, как и уйгуров. Не терпели податного состояния, — если попадали в него, то были ненадёжны и склонны к восстанию. При этом охотно принимали воинскую повинность, понимая её как союзнические, а не вассальные отношения[16].

Земля на которой кочевали байырку называлась Йер-Байырку.[17]

Археологическая культура

Памятники культуры байырку датируются VI—X веками. К ним относятся, в частности, захоронения «дарасунской культуры», отличительной особенностью которых является уложенная в изголовье баранья лопатка с воткнутым в неё ножом и специфичное устройство насыпи из обработанных, «округлых», камней[18]; также к культуре байырку относят некоторые петроглифы в технике резной гравировки и некоторые городища. Распространены памятники, в основном, на территории юго-западного Забайкалья.

Среди типичных предметов культуры встречается вооружение — роговые накладки луков, разнотипные железные и костяные наконечники стрел, железные наконечники копий и пальм, кинжалы и ножи, панцирные пластины; сбруя — железные удила и стремена, бронзовые бляшки и накладки с растительным и антропоморфным орнаментом; из керамики — фрагменты лепных и гончарных сосудов с геометрическим штампованным орнаментом.

На петроглифах резной техникой изображены всадники.

История

В V веке байырку упоминаются в китайских источниках, как «одно из пятнадцати поколений» в составе племенного объединения Теле. При первом возвышении «тюркского Дома» байырку вошли в состав Тюркского каганата. Собрав всех телесских старейшин под благовидным предлогом, тюркский хан, боясь отложения, всех этих старейшин безжалостно перебил. Отношения байырку с тюркскими каганами стали, мягко говоря, натянутыми. Следующие сто пятьдесят лет (606—745) при каждом удобном случае байырку охотно поддерживали тюркских врагов, — уйгуров, и даже китайцев. В 620-х годах байырку находились в подчинении каганата Сейяньто (604—630). После его падения вместе с ещё тремя телесскими «поколениями» признали, в 647-м году, власть Танской империи. Император назвал их земли «губерниями», а их правителям даровал китайские чины. Первым губернатором байырку стал эльтебер Кюйлиши. Потерпев его десять лет, байырку восстали, но были усмирены имперским полководцем Чжан Женьтаем (661 г.).

С 679-го года байырку находились в составе уже второго Тюркского каганата. — В 706 году они попытались вернуть независимость в битве при озере Тюрги-Яргун (современные Торейские озёра), но потерпели поражение. В 716-м Великий Иркин вновь поднял восстание и, призвав союзников, двинулся к главной тюркской ставке. Тюркский Капаган-каган с войском встретил их на берегах реки Тола и полностью рассеял. Возвращаясь после победы, жестокий каган забыл об осторожности, — оторвавшись от своих, он наткнулся на отряд байырку, укрывавшийся в роще, в которой он собрался было отдохнуть, и погиб. Его голову отослали подарком императору.

В период существования Уйгурского каганата (745—840) байырку входили в состав каганата.

В середине IX века Уйгурский каганат был разгромлен енисейскими кыргызами.

См. также

Примечания

  1. Малявкин А.Г. Танские хроники о государствах Центральной Азии. – Новосибирск, 1989.
  2. Ковычев Е. В. Этническая история Восточного Забайкалья в эпоху средневековья (по археологическим данным). – Новосибирск: Наука, 1989. – С. 21–27.
  3. Коновалов П. Б. Корреляция средневековых культур Прибайкалья и Забайкалья // Этнокультурные процессы в Юго-Восточной Сибири в средние века. – Новосибирск:Наука, 1989. – С. 17.
  4. 1 2 3 4 Бичурин Н. Я. «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», — М.; Л., 1950. — Ч. 1 с. 238
  5. История Бурятии: в 3 т. Т.1 – Древность и средневековье. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН , 2011. – 328 с.:- с.240
  6. П. Б. Коновалов, С. Б. Миягашева. К проблеме этногенеза баргутов//Вестник БГУ//2012/8
  7. Коновалов П. Б. Баргуджин-Тукум и этническая генеалогия бурят//Баргуты: история и современность: сб. науч. ст. / отв. ред. Б. В. Базаров.- Иркутск: Оттиск, 2016.-210 с.
  8. Джигачидай Буяндэлгэр. Этническая история баргутов // Культурное наследие народов Центральной Азии. : сборник статей. — 2012. — С. 184-185.
  9. 1 2 Буксикова О. Б. и др. Этническая генеалогия и родоплеменная номенклатура бурят в контексте этногенеза // Этногенез и культурогенез в байкальском регионе (средневековье) / д.и.н. П. Б. Коновалов, д.и.н. Е. Н. Романова. — Улан-Удэ: БМЦ СО рАН, 2010. — С. 111-125. — 410 с. — ISBN 978-5-7925-0332-8.
  10. Гурулёв С. А. Древнетюркский вариант // Что в имени твоём, Байкал? / д.ф.н. Л. Д. Шагдаров. — 3-е, дополненное. — Иркутск: T/O "Neformat", 2010.
  11. Грум-Гржимайло Г. Е. «Западная Монголия и Урянхайский край» // Л.: Издание уч. комитета Монголии. — Т. 2. — 898 с. — С. 250
  12. то есть 250—300 тысяч человек
  13. Н. Я. Бичурин в комментарии к этому месту оговаривает, что „В цифрах 10.000 войска, кажется, есть ошибка“, — конечно, они должны выставить больше. См.: указанные „Сведения…“ Бичурина, Ч. 1, стр. 275, прим. 1092
  14. Байыркы // Казахстан. Национальная энциклопедия. — Алматы: Қазақ энциклопедиясы, 2004. — Т. I. — ISBN 9965-9389-9-7.
  15. Байырку // Малая эницклопедия Забайкалья: Культура: в 2 ч. — Новосибирск, 2009. — Ч. 1: А-Л
  16. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок васютин не указан текст
  17. Коновалов П. Б.// Этническая генеалогия и родоплеменная номенклатура бурят в контексте этногенеза//Этногенез и культурогенез в Байкальском регионе (средневековье) / Кол. мон. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН 2010. — 410 с.
  18. Дарасунская культура // Малая эницклопедия Забайкалья: Культура: в 2 ч. — Новосибирск, 2009. — Ч. 1: А-Л

Литература

  • Малов С. Е. «Памятники древнетюркской письменности», М.—Л., 1951;
  • Бичурин Н. Я.. «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», — М.; Л., 1950. — Ч. 1;
  • Кюнер Н. В. «Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока» — М., 1961;
  • Кляшторный С. Г. «Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии». — М.; Л., 1964;
  • Худяков Ю. С. «Об этнической интерпретации средневековых памятников юго-западного Забайкалья» // Этнокультурные процессы в Юго-Восточной Сибири в средние века: сборник научных трудов. — Новосибирск, 1989;
  • Кириллов И. И., Ковычев Е. В., Кириллов О. И. Дарасунский комплекс археологических памятников Восточного Забайкалья — Новосибирск, 2000.